Кто «заразил» Путина блокчейном

Криптовалюты | 04.10.2017 17:21

Кто «заразил» Путина блокчейном

Два года назад мало кто в России понимал, что такое блокчейн. Герман Греф первый публично заговорил о потенциале этой технологии. Во время Петербургского международного экономического форума вдруг выяснилось, что Владимир Путин полностью заболел блокчейном. Теперь «болезнь» подхватили крупнейшие российские госкомпании и бизнес, ею заразились чиновники, бизнесмены и даже главы некоторых силовых ведомств – в какой-то момент вдруг все стали об этом говорить.

Кто же «повинен» во всей этой кутерьме? Предполагается что до президента «цифровая болезнь» дошла по цепочке, главными звеньями которой оказались люди из первого круга приближенных к президенту чиновников. Среди них называют Игоря Шувалова и помощника президента Андрея Белоусова. На их взгляды, в свою очередь, повлияли глава Сбербанка Герман Греф, председатель Внешэкономбанка (ВЭБ) Сергей Горьков, член наблюдательного совета фонда Ethereum Владислав Мартынов, глава Bitfury Group Валерий Вавилов, глава «Ростеха» Сергей Чемезов, а также несколько крупных российских бизнесменов.

Если изначально предлагалось запретить криптовалюты, поскольку они используются, в том числе, и для совершения незаконных действий, то теперь понятно, что Россия может в очередной раз упустить шанс сделать технологический рывок, внедряя новую технологию на раннем этапе ее развития.

Сейчас в России активно занимаются продвижением блокчейна. Ответственный – консультирующийся по этому вопросу с широким кругом бизнесменов и экспертов первый вице-премьер Игорь Шувалов, который возглавляет рабочую группу по вопросам применения блокчейна для повышения эффективности государственного и корпоративного управления при правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции.

Шувалов намерен применить блокчейн в области больших данных, что позволит правительству вести «более эффективную экономическую политику, получать более точные экономические прогнозы и грамотнее выделять средства на инфраструктуру». Шувалов также усиленно лоббирует внедрение цифровых технологий в систему госзакупок и госуслуг – автоматизированный режим госзаккупок без возможности влияния со стороны позволит гражданам получать услуги без участия чиновников в цепочке принятия решений.

«Есть мнение, что все эти цифровые технологии и биткоины вместе с ними могут подорвать финансовую систему, но думаю, что Шувалов прекрасно понимает – их уже невозможно запретить, «убить» или игнорировать. Поэтому он решил действовать от обратного: если невозможно контролировать процесс, то надо его возглавить. Вице-премьер считает, что через пять лет Россия может стать сильнейшим игроком в сфере цифровых услуг, тем самым диверсифицировав экономику», – считает участвовавший в совещаниях у Шувалова чиновник.

«Хотела бы уточнить – мы не запрещаем криптотехнологии, мы изучаем их. Все-таки это разница большая – криптовалюта и криптотехнологии», – подчёркивает председатель Банка России Эльвира Набиуллина.

«Для нас сейчас один из серьезных вызовов – это отношение к технологиям блокчейна. Хотя есть много спорных вещей, связанных с изобретением технологий, тем не менее нам представляется, как профессионалам, что это точно не то, что нужно запрещать, – подчёркивает президент Сбербанка Герман Греф. – Это взрывная технология, которая перевернет очень многие сферы».

По словам министра связи и массовых коммуникаций Николая Никифорова, нужно смотреть на горизонт 5 –10 лет: эта технология может помочь народному хозяйству, взаимоотношениям государства и человека.

«Криптовалюта – это суррогат, который с точки зрения его легализации влечет за собой ряд серьезных последствий. При этом технология блокчейна, которая может использоваться для самых различных полезных целей, трансформироваться в банковскую систему и финансовый рынок, – это то направление, в котором следует двигаться», – считает замдиректора департамента регулирования расчетов Банка России Андрей Шамраев.

Депутат от фракции ЛДПР Андрей Луговой подчёркивает, что если ранее стоял вопрос о том, быть ли криптовалюте, что сейчас есть понимание, что ее запрет затормозит развитие блокчейна и технологически отбросит Россию на годы назад.

«Три года назад, в 2014 году, я была на какой-то сессии по блокчейну, было очень много вопросов зала и мыслей по поводу того, что в 2017 году блокчейн заменит вообще платформы традиционные банковские, реально мы все уйдем в IT-компании. Это прекрасная, красивая идея – она в какой-то части имеет смысл, в какой-то части, на мой взгляд, нет.

Но наступил 2017 год, и этого не произошло. Почему? Потому что появилось осознание, что технология содержит риски, и нужно понимать, как ими управлять – на уровне страны, на уровне межгосударственного сотрудничества», – рассказывает заместитель председателя Банка России Ольга Скоробогатова.

Некоторые эксперты называют майнинг одной из главных причин бурного интереса к блокчейну в России. По данным сервисов по поиску работы, в России резко вырос спрос на специалистов в области блокчейна, майнинга и криптовалют. Согласно данным HeadHunter, с 1 января по 31 июля 2017 года работодатели разместили 201 вакансию для специалистов по блокчейну – это более чем в 10 раз больше, чем за аналогичный период годом ранее. В 18 раз выросло количество вакансий для соискателей, которые специализируются на криптовалюте, почти в шесть раз – на майнинге.

«У России сейчас есть все шансы стать одним из крупнейших центров майнинга и глобальным игроком по обеспечению безопасности мировой блокчейн-сети. Сейчас мы находимся в той стадии, когда биткоин переходит из чего-то любительского в институциональный продукт. Условием для лидерства является умное регулирование, которое защищает всех участников рынка, а не вносит дополнительные ограничения и запреты», – отметил Вавилов.

По словам Игоря Шувалова, перспективы майнинга криптовалюты обсуждались на уровне правительства, однако «пока это дискуссия, конкретных проектов еще нет, поскольку. необходимо подготовить соответствующее законодательство и его регулирование».

«Основными центрами майнинга в России становятся регионы с дешевой электроэнергий, в частности Иркутск, уже получивший неофициальное название «майнинговой столицы России». В Иркутске электричество для частных лиц стоит примерно 1 рубль за кВтч и 3 рубля – для юридических лиц, тогда как в Москве – 5 рублей для всех», – напоминает иркутский бизнесмен Юрий Дромашко, владеющий небольшой фермой для майнинга.

В России майнинговые пулы и фермы развивает Radius Group интернет-омбудсмена Дмитрия Мариничева, который организует добычу биткоинов на заводе «Москвич».

По мнению Дромашко, в Москве и Санкт-Петербурге подпольный майнинг может процветать в крупных госучреждениях.

«Почему Москва сейчас потребляет по бешеным ценам устройства для майнинга? Они [те, кто приобретает оборудование] просто ставят бесплатную розетку [на предприятии]. Главный риск для них – увольнение, вряд ли кто-то будет заводить уголовное дело по такому вопросу», – говорит он.

Отзывов нет »

Комментариев пока нет.

RSS-лента комментариев. Адрес для трекбека

Ваш отзыв